Материалы

История немецкой кокарды

Предпосылки к появлению единой немецкой кокарды

Прусская кокарда в привычном для нас сегодня значении и виде появилась в королевстве в 1806-1807 годах – ее как отличительную эмблему для защитников Силезии ввел заместитель ее генерал-губернатора обрист-льётенант граф Фридрих Вильгельм фон Гётцен – младший (Friedrich Wilhelm von Götzen der Jüngere, 20.01.1767-29.02.1820). Вскоре она перекочевала на головные уборы других армейских подразделений как Пруссии, так и других германских государств. Прообразом же прусской кокарды стала кокарда наполеоновской армии, которая появилась во Франции еще во времена Великой французской революции.

Цвета прусской кокарды всегда были неизменны – черный и белый. На овальных кокардах (полевых знаках – Feldzeichen), носившихся на шако, шапке или меховой шапке (т.н. пельцмютце – Pelzmütze), кокарда была черно-белой, а на круглых кокардах фуражек и пикельхельмов – черно-бело-черной. После создания Северогерманского союза в 1867 году под эгидой Пруссии было принято решение о сохранении военнослужащими армий германских государств национальных кокард. Ниже приводится цветовая схема этих кокард, от центра к краю. Бавария: белый-голубой-белый; Саксония: белый-зеленый-белый; Вюртемберг: черный-красный-черный; Баден: желтый-красный-желтый; Гессен: белый-красный-белый; Мекленбург-Шверин и Мекленбург-Штрелиц: красный-желтый-синий; Ольденбург: синий с красным крестом; Саксен-Веймар-Эйзенах: черный-зеленый-голубой; Брауншвейг: голубой-желтый-голубой; Анхальт: зеленый; Саксен-Кобург-Гота, Саксен-Майнинген и Саксен-Альтенбург: зеленый-белый-зеленый; Шварцбург-Рудольштадт: голубой-белый-голубой; Шварцбург-Зондерсхаузен: белый-голубой-белый; Рёйс старшей и младшей линий: черный-красный-желтый; Шаумбург-Липпе: синий-красный-белый; Липпе: красный с тонким желтым кольцом; Вальдек-Пирмонт: черный-красный-желтый; три ганзейских города (Гамбург, Бремен и Любек): белый с красным крестом.

German cockade 1Предложение сделать черно-бело-красный триколор государственным флагом тогда еще не существовавшего единого немецкого государства появилось на страницах 780-го выпуска "Бременской торговой газеты" (Bremer Handelsblatt), который вышел в свет 22 сентября 1866 года. С подобной инициативой выступил отнюдь не политик, а экономист – секретарь Торговой палаты Гамбурга д-р Адольф Зётбеер (Adolf Soetbeer, 23.11.1814-22.10.1892), статья которого называлась "Немецкие и иностранные диспуты и немецкие флаги" ("Deutsche und auswärtige Rhederei und die deutschen Flaggen"). Заканчивался материал следующим предложением: "Бытует мнение, что будущим флагом единой германской нации должен стать триколор, состоящий из прусских черно-белых цветов и традиционных красно-белых, будь то черно-красно-белое или черно-бело-красное полотнище. (...) Выбирать северогерманскому государству стоит между описанным флагом и черно-белым".

В итоге черно-бело-красный триколор как государственный символ появился в тексте принятой 16.04.1867 г. конституции предшественника Германской империи – созданного в 1867 г. под эгидой Пруссии Северогерманского союза. Так, статья 55 IX главы "Военно-морские силы и судоходство" (Marine und Schiffahrt) гласила: "Флагом военно-морского и морского торгового флота является черно-бело-красный".

На учреждении флага подобной расцветки и включения его описания в Конституцию Северогерманского союза настоял министр-президент Пруссии граф Отто фон Бисмарк, который объяснил королю Вильгельму цветовую гамму полотнища следующим образом: черно-бело-красный – это сочетание традиционных прусских черного и белого цветов, бранденбургского красного цвета, а также бело-красных ганзейских цветов.

На основании 55-й статьи Конституции король Пруссии Вильгельм 25 октября 1867 г. издал указ следующего содержания:

"Божией Милостью, Мы, Вильгельм, Король Пруссии и прочая, основываясь на содержании статьи 55 Конституции Северогерманского союза и действуя от имени Союза, объявляем:

Флаг Союза, который отныне полагается поднимать на всех торговых судах государств, входящих в состав Северогерманского союза, в качестве государственного флага (параграф 1 Закона, устанавливающего государственную принадлежность торговых судов и их право использовать флаг Союза, вступающего в силу с сегодняшнего дня), являет собой прямоугольное полотнище, состоящее из трех равновеликих по ширине горизонтальных полос. Верхнее из них – черного цвета, среднее – белого цвета, нижнее – красного цвета. Отношение высоты флага к его длине – два к трем.

Флаг Союза вывешивается на корме судов или на кормовой мачте, как правило, на ее гафеле, а при отсутствии такового на топе или на вантах.

Использование торговыми судами флага Союза в качестве особого отличительного знака или вымпела, используемого кораблями Военно-морских сил Северогерманского союза, не дозволяется.

Действителен наложением нашей Высочайшей собственноручной подписи и скреплением печатью Союза.

Дан в замке Бабельсберг, в 25-й день октября 1867 года.

На подлинном Собственною Его Королевского Величества рукою подписано: Вильгельм.

Граф фон Бисмарк-Шёнхаузен".

Отметим, что описанный флаг пережил Германскую империю и использовался даже в годы Веймарской республики. Отменили его только Приказом о немецких флагах (Verordnung über die deutschen Flaggen), подписанным первым рейхспрезидентом Германии Фридрихом Эбертом 11 апреля 1921 г.

Что же касается военнослужащих Северогерманского союза, то на тот момент никто из них не носил кокард расцветки, ставшей государственной. В то же время консервативно настроенные Бисмарк и Вильгельм были противниками черно-красно-желтых кокард – эти цвета совершенно справедливо ассоциировались у них с либералами-подстрекателями Мартовской революции 1848-49 гг. в тогдашнем Германском союзе. Не мог же Вильгельм, прозванный во время подавления восстания в Берлине "Картечным принцем" (Kartätschenprinz) из-за использования артиллерии против мятежников примерить на себя кокарду своих идеологических противников!

Вопросы учреждения единой кокарды для немецких военнослужащих предметно обсуждались накануне коронации Вильгельма в Зеркальном зале Версальского дворца – 17 января 1871 года. На заседании присутствовали сам монарх, "железный канцлер" фон Бисмарк, министр королевского двора Пруссии Александр фон Шлейниц, а также кронпринц Фридрих Вильгельм (будущий король Пруссии и император Германии Фридрих III). Согласно воспоминаниям последнего, "выбор имперских цветов не вызвал дискуссий, поскольку король не возражал против кокарды черно-бело-красного цвета и, более того, заявил, что таким образом окончательному забвению предастся черно-красно-желтая расцветка, столь любимая уличной чернью. Он также отметил, что ношение новой трехцветной кокарды будет дозволено лишь рядом с кокардой прусской". Вильгельму также импонировало отсутствие в новой кокарде желтого цвета и потому, что он был одним из цветов Габсбургов. В ходе последующего обсуждения все замечания Вильгельма, естественно, были учтены. Что же касается Бисмарка, то он по-прежнему рассматривал черно-бело-красную кокарду на головных уборах военнослужащих как символ наконец-то достигнутого единства германской нации. Тем не менее, за четыре дня до коронации Вильгельма в качестве императора он подал монарху доклад, в котором, в частности, затрагивались юридические аспекты учреждения единой кокарды: "Статья 63 Конституции Северогерманского союза гласит: "Командованию национальных частей, входящих в состав армии Союза, предоставляется право самостоятельно определять внешний вид знаков принадлежности к Вооруженным силам (кокард и т.д.)". Предполагаемое положение отменяет действующий порядок ношения кокард, определяемый военачальниками Северогерманского союза, и вносит изменения в ношение кокард военнослужащими национальных частей, включая введение общеимперской кокарды рядом с земельными кокардами, что требует заключения соответствующих соглашений с командованием национальных частей". При этом Бисмарк полагал, что введение единой кокарды будет поддержано властями Саксонии, Вюртемберга и Гессена, но не был уверен насчет позиции Баварии.

Как и предполагал "железный канцлер", для учреждения единой кокарды пришлось вести продолжительные переговоры с правительствами и монархами всех немецких государств, вошедших в состав Германской империи. При этом подчеркивалось, что единая кокарда будет носиться всеми офицерами, унтер-офицерами и нижними чинами наряду с земельными кокардами.

Помимо чисто политической цели, учреждение единой немецкой кокарды преследовало задачу унификации внешних отличий военной униформы. Так, до 1897 года военнослужащие крупных немецких государств носили исключительно собственные земельные кокарды, а вот правила, регламентировавшие ношение кокард подданными относительно небольших государств в составе Империи, были куда сложнее и порой запутаннее. Вот как, например, обстояло дело в Великом герцогстве Ольденбург: офицеры носили только прусскую кокарду, а нижние чины носили на пикельхельмах и фуражках две кокарды: и ольденбургскую, и прусскую.

У подданных Анхальта, Саксен-Веймар-Эйзенаха, Саксен-Кобург-Готы, Саксен-Майнингена, Саксен-Альтенбурга, Шварцбург-Рудольштадта, а также Рёйса старшей и младшей линий ситуация была прямо противоположной: офицеры носили две кокарды – земельную и прусскую, а нижние чины – только земельную кокарду.

Что же касается подразделений из Липпе, Шаумбург-Липпе, Вальдек-Пирмонта, Шварцбург-Зондерсхаузена, а также из трех ганзейских городов – Гамбурга, Бремена и Любека, приданных прусской армии, то эти военнослужащие носили две кокарды – прусскую и земельную.

Помимо этого, каждый военнослужащий, который проходил службу в подразделении другого германского государства, носил две кокарды – того государства, где он служил и свою земельную.
Сочетаний кокард, таким образом, было великое множество. Едиными были лишь правила их крепления: на пикельхельмах земельная кокарда всегда крепилась слева, под подбородочной чешуей, а прусская – справа. На фуражках кокарда крепилась к тулье, а в случае ношения двух кокард прусская носилась на тулье, а земельная на околыше.

К концу 1896 г. короли Саксонии и Вюртемберга, а также принц-регент Баварии дали согласие опубликовать 22 марта 1897 г. к столетию со дня рождения первого императора Германской империи Вильгельма I указы о введении единой кокарды для военнослужащих своих государств.

Вот, например, текст соответствующего документа королевства Бавария (чьи отношения в те годы с Пруссией, кстати, можно было назвать дружественными лишь с большой натяжкой). Он был опубликован 20 марта 1897 г. в 8-м выпуске Сборника распоряжений (Verordnungs-Blatt) Королевского баварского Военного министерства.

"Приказ по армии

Мюнхен, 20 марта 1897 года.

От имени Его Величества Короля

Предстоящие 22 марта памятные торжества, которые пройдут по всей Германии, напомнят нам о великих временах, когда покойный Император и Король Пруссии Вильгельм I командовал войсками на полях сражений на севере и на юге, движимый идеей объединения Германии, которой он посвятил свою жизнь.

Память об этом прославленном руководителе государства, основателе Германской империи, будет вечно чтима в армии.

Дабы увековечить этот памятный для всей Германии день и в то же время выразить обретенное в боях и самопожертвовании чувство единения, которое испытывают войска всех немецких государств, постановляю: в дополнение к баварской установить ношение немецкой кокарды, каковая также будет носиться военнослужащими наших Высочайших союзников после принятия совместного решения.

Правитель Королевства Бавария Принц Луитпольд Баварский,

Фрайхерр фон Аш".

Находились, правда, и противники пышных торжеств в честь столетия со дня рождения Вильгельма I. Так, например, канцлер Германской империи князь Хлодвиг Карл Виктор цу Гогенлоэ-Шиллингсфюрст полагал, что юбилей первого кайзера – куда менее значительное событие для страны, чем его восхождение на королевский престол Пруссии. Разгневанный внук создателя Империи Вильгельм II отправил ему телеграмму, в которой, в частности, написал: "Празднования по случаю столетнего юбилея со дня рождения первого германского императора Империи германской нации из германского Дома Гогенцоллернов имеет совершенно особенное значение и для Германии, и для всего мира, в отличие о коронации короля Пруссии в 1861 году".

С рейхсканцлером были, однако, согласны далеко не все. Даже его протеже, граф Богдан фон Гуттен-Чапский, направил 22 марта 1897 года князю Хлодвигу Гогенлоэ письмо, в котором позволил не согласиться с мнением своего патрона. Граф охарактеризовал учреждение новой кокарды как "наиболее значимое событие в военно-политической сфере Германии, начиная с 1870 года".

Учреждение немецкой кокарды

Как и планировалось, об учреждении единой кокарды было объявлено 22 марта 1897 г. – в день столетия со дня рождения Вильгельма I. Этому событию был посвящен специальный выпуск Сборника распоряжений по армии (Armee-Verordnungs-Blatt, Extra-Nummer), выпущенный в тот же день. Самая первая статья гласила:

"Моей армии!

Сегодня наша Отчизна отмечает день, в который сто лет назад Провидение даровало нам выдающегося правителя, приведшего немецкий народ к долгожданному объединению, человека, который вновь возложил на себя венец императора – Вильгельма Великого. В то время как границам Германии угрожало вражеское вторжение, а ее честь и независимость оказались под угрозой, разделенные народы севера и юга объединились и скрепили оружие немецких армий кровью героев, павших на полях сражений с Францией. Именно они заложили основы новой Империи, сплотившей правителей братских государств и их подданных.

Это объединение стало величайшей данью уважения, которое воздал благодарный немецкий народ своему Великому Императору, отцу своей Родины. Это событие навеки займет достойное место во всех сердцах, каждое биение которых жаждет чести и процветания Германии, и никогда не изгладится из памяти тех, кто встал под победоносные знамена Вильгельма Великого и имел честь внести лепту в величайшее дело его жизни.

В этот юбилейный день я принял решение оказать особую честь моей армии, которая отныне будет отмечена особым отличительным знаком цветов своей единой Родины – немецкой кокардой, этим вечным напоминанием о славе и величии Германии, защищать которую войска будут ценою своей крови и жизни. Я объявляю об этом сейчас, получив единодушное одобрение моих Высочайших союзников.

Я взираю сегодня на свою армию с благодарностью и полным доверием, поскольку знаю, что неустанная забота Великого Императора, которой он окружил ее с самых младых лет до последних мгновений преклонного возраста его благословенной жизни, привила ей дух дисциплины, послушания и верности. Благодаря этому армия выполнит любую поставленную перед ней задачу и совершит великие подвиги, которые станут достойным наследием прижизненных деяний Императора и свидетельством того, что его труды навечно останутся в памяти.

Именно поэтому я посвящаю этот учрежденный сегодня памятный знак, в первую очередь, ему. И пусть же каждый человек, которому выпала честь хранить образ Великого Императора в своем сердце, проникнется такой же любовью к своему Отечеству и с такой же самоотверженностью исполняет все свои обязанности. И да обойдут его тогда стороной все невзгоды и опасности, подстерегающие его по воле Господней на жизненном пути.

Берлин, 22 марта 1897 года

Вильгельм".

German cockade 2

Правила ношения немецкой кокарды были подробно описаны во второй статье вышеупомянутого специального выпуска Сборника распоряжений по армии.

"В соответствии с Моим сегодняшним Приказом по армии и на основании договоренностей с Моими Высочайшими союзниками – немецкими правителями и главами свободных ганзейских городов, повелеваю следующее:

1. На шлеме немецкая кокарда носится справа, а земельная кокарда – слева. На шако, шапке и гусарской меховой шапке немецкая кокарда носится справа, а расцветка кокарды-полевого знака соответствует земельной кокарде. На полевой, повседневной и форменной фуражках земельная кокарда носится на околыше, а немецкая кокарда – посередине тульи, только если высота других значков, носимых на фуражках, не требует большего расстояния между кокардами. Крест Ландвера (для военнослужащих резерва и Ландвера) крепится на фуражку и носится только с земельной кокардой. Правила ношения крестов на шлемах и т.д. остаются прежними.

2. Прилагаемая сводная таблица, описывающая правила ношения кокард, относится к военнослужащим тех частей и прочих подразделений, которые носят немецкую и непрусскую земельную кокарду (полевой знак). Эти же правила применимы к чиновникам военной администрации в соответствующих гарнизонах, однако чиновники, несущие службу в конкретной воинской части, в обязательном порядке носят кокарды, положенные чинам подразделений (батальонов и т.д.). 

3. Приказ, предписывавший отдельным нижним чинам носить помимо земельной кокарды подразделения, в котором они проходят службу, кокарду своего родного государства, отменяется.

4. Офицеры резерва носят кокарды, положенные их соответствующим частям.

5. Офицеры Ландвера, а также военные врачи и чиновники запаса носят немецкую кокарду и земельную кокарду того государства, чьими подданными они являются. – Офицеры Ландвера и прочие, проживающие в Имперской земле (т.е. в Эльзас-Лотарингии – прим.авт.) носят немецкую и прусскую кокарды за исключением случаев, когда их подданство не предполагает ношение кокарды другого немецкого государства. В военное время все офицеры и прочие военнослужащие, приписанные к воинским подразделениям, носят земельную кокарду соответствующей воинской части.

6. Одобренные Мной образцы немецкой кокарды и земельных кокард (полевых знаков), которые пока еще не учреждены для воинских частей Моими Высочайшими союзниками, являются окончательными вариантами. 

Решение прочих вопросов оставляю на усмотрение Военного министерства.

Берлин, 22 марта 1897 года

Вильгельм

От Военного министерства – фон Госслер".

Введенная в 1897 г. система ношения немецкой и земельной кокард сохранялась вплоть до распада Германской империи. Помимо кокард, принадлежность к конкретному государству большинства немецких военнослужащих можно было определить и по другим признакам, например, по пикельхельмам. Тем не менее, в отдельных случаях это можно было сделать только по кокардам. Таковыми подразделениями были 3-й батальон Пехотного графа Бюлова фон Денневица (6-го вестфальского) полка № 55 (Липпе), 1-й батальон 3-го Тюрингского пехотного полка № 71 (Шварцбург-Зондерсхаузен), 1-й и 2-й батальоны 1-го Ганзейского пехотного полка № 75 (Бремен), 2-й Ганзейский пехотный полк № 76 (Гамбург), 3-й батальон Пехотного фон Виттиха (3-го гессенского) полка № 83 (Вальдек-Пирмонт), 3-й Ганзейский пехотный полк № 162 (Любек) и Вестфальский егерский батальон № 7 (Шаумбург-Липпе).

Эти положения были изложены в Приложении к Правилам ношения немецкой кокарды

Армейский корпус

Воинская часть *

Государство, чья земельная кокарда носится ниже немецкой кокарды

Примечание

IV

Анхальтский пехотный полк № 93,
Окружные военные комиссариаты Дессау и Бернбург

Герцогство Анхальт

 

1-й батальон 3-го Тюрингского пехотного полка № 71,
Окружной военный комиссариат Зондерсхаузен

Княжество Шварцбург-Зондерсхаузен

 

8-й Тюрингский пехотный полк № 153,
Окружной военный комиссариат Альтенбург

Герцогство Саксен-Альтенбург (герцогская саксонская кокарда)

 

2-й батальон 7-го Тюрингского пехотного полка № 96,
Окружной военный комиссариат Гера

Княжества Рёйсс старшей и младшей линий

 

3-й батальон 7-го Тюрингского пехотного полка № 96

Княжество Шварцбург-Рудольштадт

 

VII

3-й батальон Пехотного графа Бюлова фон Денневица (6-го вестфальского) полка № 55,
Окружной военный комиссариат Детмольд

Княжество Липпе

 

Чины Вестфальского егерского батальона № 7 носят полевой знак расцветки княжества Шаумбург-Липпе

Вестфальский егерский батальон № 7

Княжество Шаумбург-Липпе

IX

1-й и 2-й батальоны 1-го Ганзейского пехотного полка № 75,
I и II окружные военные комиссариаты Бремен

Вольный и ганзейский город Бремен

 

2-й Ганзейский пехотный полк № 76,
Окружной военный комиссариат Гамбург

Вольный и ганзейский город Гамбург

 

3-й Ганзейский пехотный полк № 162,
Окружной военный комиссариат Любек

Вольный и ганзейский город Любек

 

X

Ольденбургский пехотный полк № 91,
Ольденбургский драгунский полк № 19,
2-я и 3-я (ольденбургские) батареи 2-го Ганноверского полка полевой артиллерии № 26,
I и II окружные военные комиссариаты Ольденбург

Великое герцогство Ольденбург

 

Брауншвейгский пехотный полк № 92,
Брауншвейгский гусарский полк № 17,
5-я (брауншвейгская) батарея полка полевой артиллерии фон Шарнхорста (1-го ганноверского) № 10,
Iи IIокружные военные комиссариаты Брауншвейг

Герцогство Брауншвейг

Чины Брауншвейгского гусарского полка № 17 носят полевой знак брауншвейгской расцветки

XI

3-й батальон Пехотного фон Виттиха (3-го гессенского) полка № 83,
Окружной военный комиссариат Арользен

Княжество Вальдек-Пирмонт

 

6-й Тюрингский пехотный полк № 95,
Окружные военные комиссариаты Гота и Майнинген

Герцогство Саксен-Кобург-Гота(герцогская саксонская кокарда)

 

5-й Тюрингский пехотный полк № 94 (“Великий герцог Саксонский”),
Окружные военные комиссариаты Веймар и Эйзенах

Великое герцогство Саксен-Веймар-Эйзенах

 

XIV

Все офицеры, военные врачи, чиновники и нижние чины, которым до настоящего времени было приказано носить баденскую эмблему

Великое герцогство Баден

Чины Баденского обозного батальона № 14 носят полевой знак баденской расцветки

* Воинские части Великого герцогства Гессен, Великого герцогства Мекленбург-Шверин и Великого герцогства Мекленбург-Штрелиц, а также железнодорожные роты Королевства Саксония и Королевства Вюртемберг получат соответствующие распоряжения своих правителей.

В 1897 г. состоялось изменение некоторых цветовых схем. Так, новая кокарда Ольденбурга стала сине-красно-синей (на пикельхельмах такая кокарда носилась еще с 1867 года); Саксен-Веймар-Эйзенах получил черно-желто-зеленую кокарду; Бремен – бело-красно-белую. Овальные кокарды (полевые знаки) на шако, шапке и меховой шапке были, как правило, двухцветными. Расцветка от края к центру была следующей: Пруссия – бело-черная, Бавария – бело-синяя, Саксония – бело-зеленая, Вюртемберг – черно-красная, Брауншвейг – желто-голубая. В Мекленбург-Шверине и Шаумбург-Липпе полевые знаки были трехцветными (белый с красно-синим четырехсекционным овалом и бело-красно-синий, соответственно). Добавим, что у офицеров и тех унтер-офицеров, которым было дозволено носить офицерские кокарды, белый цвет был серебряным, а желтый – золотистым.

Интересно сложилась история брауншвейгских кокард. Вначале военнослужащие герцогства носили земельную кокарду трех цветов – голубого-желтого-голубого. По окончании срока действия военной конвенции, 18 марта 1886 года, войска получили черно-бело-черные прусские кокарды, а после учреждения единой немецкой кокарды в 1897 г. земельной вновь стала прежняя трехцветная кокарда.

Возвращаясь к вышеупомянутым публикациям об учреждении единой кокарды в других германских государствах после оглашения волеизъявления Вильгельма II, приведем в качестве примера соответствующий документ, напечатанный 27 марта 1897 г. в 9-м выпуске Сборника распоряжений Королевского баварского Военного министерства.

"Касательно введения немецкой кокарды

Мюнхен, 26 марта 1897 года.

От имени Его Величества Короля

Его Королевское Высочество Правитель Баварии Принц Луитпольд принял решение утвердить Высочайшее Постановление от 20-го числа сего месяца и издать следующие распоряжения, согласовав их с Военным министерством:

1. Немецкая кокарда должна изготавливаться в соответствии с прилагаемым образцом. Баварская кокарда при этом должна носиться на левой стороне шлема, немецкая кокарда – на правой стороне шлема, шако и шапки. На полевой, повседневной и форменной фуражках немецкая кокарда носится выше земельной кокарды посередине тульи, только если высота эмблем, носимых чиновниками на фуражках, не превышает этого расстояния.

2. Вместо ныне используемой баварской кокарды для офицерских шлемов и полевых фуражек нижних чинов вводится новая согласно прилагаемому образцу.

3. Ныне используемая баварская кокарда для шлемов нижних чинов конных частей меняется на кокарду для шлемов нижних чинов пеших частей согласно прилагаемому образцу.

Вышеупомянутое Высочайшее Постановление объявить в войсках со следующими предписаниями, обязательными для выполнения:

а) Овальные кокарды на шако и шапках, равно как баварские офицерские кокарды на фуражки и баварские кокарды на шлемы для нижних чинов образца 1896 г. остаются прежними.

б) Крест Ландвера (для военнослужащих резерва и Ландвера) крепится на фуражку и носится только с баварской кокардой. Правила ношения крестов на шлемах и т.д. остаются прежними.

в) На клеенчатой фуражке носится только баварская кокарда нового образца.

г) После учреждения образца новой кокарды, которое последует в самое ближайшее время, командиры частей обязаны незамедлительно доложить о текущих потребностях в новых баварских и немецких кокардах с целью осуществления их закупок из внебюджетных источников финансирования за счет собственных средств на счетах Военного министерства.

д) Образцы немецких и баварских кокард будут направлены в штабы корпусов и прочие инстанции Военным министерством.

Военное министерство.

Фрайхерр фон Аш

Начальник Главного управления оберст фон Флюгель".

Нашлись, однако, и противники введения немецкой кокарды. Одни считали, что ее появление на головных уборах всех без исключения военнослужащих поставит под сомнение теоретическую независимость воинских частей, в которых проходили службу подданные различных германских государств. Сторонники же "прусско-центристского" характера Германской империи и ее армии, напротив, обращали внимание на потенциальное ослабление позиций Берлина после учреждения единой кокарды.

И все же оппоненты оказались в меньшинстве. Упоминавшийся выше протеже рейхсканцлера, граф Богдан фон Гуттен-Чапский, написал в своих мемуарах: "Тем самым (введением немецкой кокарды – прим.авт.) Император наглядно продемонстрировал умение принимать психологически выверенные и эффективные решения. (...) Прошло не так уж много времени, как черно-бело-красная кокарда, возвысившаяся над кокардами немецких государств, стала восприниматься как нечто само собой разумеющееся и стала наглядным символом единства германской нации".

Описание кокард для фуражек и пикельхельмов

1. Конструктивно немецкая кокарда, носившаяся на тульях нижними чинами на мягких фуражках-бескозырках (на солдатском сленге – Krätzchen, т.е. "корзинка"), унтер-офицерами и офицерами на фуражках с козырьками, отличалась.

Для первых она была цельноштампованной диаметром около 25 мм. Уставная кокарда пришивалась окрашенными в красный цвет нитками через два отверстия в центральном красном круге.

Уставная кокарда для унтер-офицеров диаметром около 22 мм также была цельноштампованной, но крепилась к тулье при помощи двух плоских металлических усов.

Кокарда для унтер-офицеров с офицерским темляком (вице-фельдвебелей, вице-вахтмайстеров, фельдфебелей, вахтмайстеров) и офицеров диаметром около 22 мм состояла из трех элементов и крепилась к тулье двумя плоскими металлическими усами. Центральный круг выполнялся из окрашенной в красный цвет ткани, как правило, фетра. Два других элемента изготавливались из металла – рифленой круглой пластины, покрытой черной эмалированной краской, и наложенного на нее выпуклого двойного кольца серебристого цвета с насечкой.

У всех трех описанных кокард для фуражек черное кольцо было рифленым.

German cockade 3

2. Что же касается носившихся на правой стороны пикельхельмов кокард, то для нижних чинов и унтер-офицеров без офицерского темляка они были диаметром 48 мм (65 мм для кавалеристов), штамповались из листового металла в форме кольца с широким отверстием посередине и покрывались тремя красками – черной, белой и красной.

Кокарда для унтер-офицеров с офицерским темляком имела широкое центральное отверстие и также была, как правило, диаметром 48 мм (65 мм для кавалеристов), но центральный белый цвет имитировался отдельным элементом из накладного выпуклого серебристого одинарного кольца с насечками. В то же время унтер-офицерам с офицерским темляком разрешалось ношение офицерских кокард.

Офицерские кокарды выпускались диаметром 55 мм, для кавалеристов – 65 мм. Изготавливалась они из трех элементов, хотя известны и редкие цельноштампованные экземпляры. Среднее накладное кольцо серебристого цвета с насечками было двойным, реже одинарным. Внешнее и внутреннее кольца покрывались краской.

С задней стороны как унтер-офицерских, так и офицерских кокард крепилась защитная круглая подложка – третий составной элемент.

Ношение немецкой кокарды в колониальных войсках

Большинство подразделений, несших службу за пределами территориальных вод Германской империи, не говоря уже об Императорских ВМС (Kaiserliche Marine), находились в непосредственном подчинении Берлина, а не правителей тех или иных немецких государств. Таковыми подразделениями были батальоны морской пехоты (Seebataillone), так называемые "Охранные", т.е. колониальные войска (Schutztruppe), полицейские части (Polizeitruppe), Императорская полиция Немецкой Юго-Западной Африки (Kaiserliche Landespolizei für Deutsche Südwestafrika) и Восточноазиатская гарнизонная бригада (Ostasiatische Besatzungsbrigade). По вышеуказанной причине служащие всех этих частей носили единственную кокарду – черно-бело-красную немецкую. В зависимости от типа головного убора и звания эти кокарды отличались по размеру, форме и качеству исполнения. На околышах фуражек и морских бескозырок, а также на пробковых тропических шлемах носились немецкие кокарды стандартного размера. Более крупные кокарды крепились к правому загнутому вверх полю т.н. "зюйдвесток" (Südwesterhut) – колоритных головных уборов колониальных войск, носились на соломенных шляпах (Strohut) чинов Восточноазиатского экспедиционного корпуса (Ostasiatische Expeditionskorps), а также на тропических шлемах Восточноазиатской гарнизонной бригады и Азиатского корпуса (Asien-Korps или Levante-Korps).

В то же время две кокарды – немецкую и государственную – носили чины Восточноазиатского экспедиционного корпуса (до 1901 г.), Германского экспедиционного корпуса в Грузии, большинство которых были подданными Королевства Бавария (Deutsche Kaukasusexpeditionkorps), экспедиционных корпусов "Паша I" и "Паша II", а также других немецких подразделений, направленных для усиления позиций союзной Османской империи. Также стоит отметить, что некоторые офицеры, направленные для продолжения службы в заморские владения Германской империи, например, в состав колониальных "Охранных войск", продолжали носить на головных уборах кокарды своих государств.

Отмена немецкой кокарды и переход на кокарду обр.1919 года

Будучи учрежденной в 1897 году, в годы расцвета Второго Рейха, немецкая кокарда прекратила свое существование с его падением. Власти Веймарской республики приняли решение отказаться от имперского наследия, к коему, естественно, отнесли и государственную символику, включая национальный флаг. Согласно принятой Веймарским национальным собранием 31 июля 1919 года Конституции Германского государства, на смену ему пришел черно-красно-золотой флаг (статья 3). Его подробное описание содержалось в Постановлении о немецких флагах (Verordnung über die deutschen Flaggen) от 11.04.1921 г.: "Национальный флаг состоит из трех равных по ширине поперечных полос, сверху – черная, в середине – красная, внизу – золотисто-желтая". Неудивительно, что новый триколор был принят в штыки наиболее консервативной частью немецкого общества – офицерским корпусом. 30 марта 1920 г., менее, чем через две недели после неудавшегося Капповского путча, командующий VII Военным округом генеральмайор (с 23.06.1920 г. генеральлойтнант) Арнольд Риттер фон Мёль (Arnold Ritter von Möhl, 26.03.1867-27.12.1944) написал начальнику Войскового управления (де-факто Генерального штаба) Гансу фон Секту: "Как ожидалось и предсказывалось, отмена старого флага стала серьезной ошибкой. (...) В душе Рейхсвер остается верным черно-бело-красному знамени, и это отменить невозможно. Не стоит игнорировать или недооценивать данное обстоятельство. Когда "правительство Каппа-Лютвица" признало черно-бело-красный флаг, то лишь одним этим оно завоевало симпатию значительной части личного состава Рейхсвера. (...) Добровольческие подразделения, сформированные для борьбы с большевиками, подняли старые знамена, и попытки предотвратить это явление обречены на провал. Хотя они нарушили приказы властей, в бой они шли в защиту их интересов, охваченные патриотическим порывом. (...) И пусть у меня нет мандата от славных частей баварского Рейхсвера, но я обращаюсь к Вам от их имени и настоятельно прошу военное министерство вернуть армии, от чьих действий зависит судьба правительства, старый флаг, под которым она вершила величайшие подвиги в годы мировой войны".

Несомненно, что позицию фон Мёля разделяли практически все без исключения немецкие офицеры, противившиеся учреждению черно-красно-золотого флага. Тем не менее, эти же цвета появились и на новой кокарде, введенной Указом от 29.09.1919 г. – ею стал черный орел с красными когтями и клювом на золотом фоне. Ганс фон Сект, кстати, считал введение новой кокарды своим личным поражением.

В рапорте высшему командованию от 9 августа 1920 года Арнольд Риттер фон Мёль, произведенный к этому времени в генеральлойтнанты, так выразил свое отношение к новой кокарде: "Черно-красно-золотой флаг презираем чинами Рейхсвера столь же, а может и сильнее, чем большинством патриотически настроенного населения. Упразднение черного, белого и красного как государственных цветов Национальным собранием стало последним отголоском надругательства над немецкой кокардой, состоявшегося в ноябре 1918 года. Это решение представителей народа Германии, наглядно продемонстрировавшее отсутствие у них национального такта, не говоря уже о патриотизме, со временем будет признано непредсказуемым необъяснимым, даже самими немцами. Попытаться хоть как-то исправить эту непростительную ошибку можно, на мой взгляд, лишь двумя способами: либо вернуть традиционные немецкие цвета, (...) либо вообще отложить на некоторое время обсуждение данного вопроса и отказаться от ношения черно-бело-красной кокарды до тех пор, пока не произойдет событие, которое все же вынудит нас изменить цвет флага, например, присоединение Австрии. Лично я являюсь сторонником первого способа. (...) Если они не в состоянии принять это решение, то пусть хотя бы воздержатся от еще большего оскорбления чувств армии посредством насильственного упразднения прославленных цветов старой Германии, которое к тому же происходит в пятидесятилетний юбилей Битвы при Седане".

Руководствуясь принципом компоновки флага Германской империи, составленного, напомним, из флагов Пруссии и ганзейских городов, Арнольд Риттер фон Мёль, по всей видимости, предполагал добавление красно-белых австрийских цветов после предлагавшегося аншлюса республики к ненавистному ему веймарскому флагу и получение, таким образом, изначального имперского флага. Вряд ли он мог помыслить в "смутные времена" Веймарской республики, что включение Австрии в состав Германии все же произойдет, хоть и ненадолго, через 18 лет. Впрочем, ему посчастливится дожить и до этого события, и до повторного введения черно-бело-красных кокард.

Вернемся, однако, в 1920 год. В августе-сентябре среди военнослужащих баварских подразделений Временного Рейхсвера начались брожения, вызванные неприятием новой кокарды с орлом. Доподлинно неизвестно, кто был вдохновителем этой кампании, но то, что это вряд ли была "инициатива снизу", можно предположить с изрядной долей вероятности. Так, в рапорте командира 17-го конного полка (17.Reiter-Regiment) оберстлойтнанта Максимилиана Цюрна (Maximilian Zürn, 19.09.1871-04.07.1943), направленном командующему VII Военного округа (а им был знакомый уже нам фон Мёль), говорилось: "Проведя опрос нижних чинов всех эскадронов полка, хотят ли они сохранить черно-бело-красные кокарды, или же выступают за введение черно-красно-желтой (именно желтой, а не золотой – прим.авт.) кокарды, выяснилось, что все они единодушно высказались за сохранение черно-бело-красных кокард. В то же время все они решительно протестовали против черно-красно-желтой кокарды". Неделю спустя, 22.09.1920 г. аналогичный рапорт поступил в штаб VII Военного округа от командира 24-й бригады Рейхсвера оберста Якоба Риттера фон Даннера (Jakob Ritter von Danner, 07.08.1865-28.12.1942). В документе, в частности, говорилось: "Все офицеры, унтер-офицеры и, за небольшим исключением, нижние чины (...) выступили за сохранение черно-бело-красных кокард". От себя фон Даннер добавил: "Отмена старого триколора, под которым состоялось объединение Германии, триколора, который уважали и боялись во всем мире, триколора, под которым проливали кровь в течение четырех лет, является ни чем иным как позорным отсутствием чувства достоинства и патриотизма".

Подавляющим большинством голосов проголосовал за сохранение черно-бело-красной кокарды личный состав 23-й бригады Рейхсвера и некоторых других подразделений Временного Рейхсвера.

Тем не менее, все, чего удалось добиться командующему VII Военного округа Арнольду Риттеру фон Мёлю, это лишь получение отсрочки смены кокард на пять месяцев – вместо 1 сентября 1920 г. военнослужащим было разрешено сделать это 1 февраля 1921 г.

Можно сколь угодно долго ломать копья, рассуждая, были ли правы национал-социалисты, использовавшие впоследствии тезис об "ударе в спину", но моральное право согласиться с этим фон Мёль имел: результаты голосования в армейской палате (Heereskammer) Военного министерства по вопросу дальнейшей судьбы черно-бело-красной кокарды оказались неутешительны: подавляющим большинством голосов представители нижних чинов от различных немецких земель, включая и Баварию, высказались за ее отмену. Бессильному что-либо изменить фон Мёлю оставалось только внести предложение обязать выборных членов армейской палаты советоваться с "электоратом" перед принятием важных решений. "В противном случае, – писал он 30 октября 1920 г. в обращении к подчиненным ему командирам, – под влиянием горстки умелых ораторов и агитаторов армейская палата станет принимать решения и вносить предложения, которые будут отвергаться Рейхсвером". Тем не менее, факт остается фактом – несмотря на похожие друг на друга как две капли воды заверения командиров баварских частей о "единогласном стремлении нижних чинов сохранить черно-бело-красную кокарду", именно они как раз и высказались за ее отмену. Что это было – один из тех самых пресловутых "ударов в спину" или попытка самоуспокоения в стремлении выдать желаемое за действительное?

В том самом 1920 году в работе пленарного заседания армейской палаты приняли участие 69 человек – 14 офицеров, 13 унтер-офицеров и 29 нижних чинов. В состав же главного комитета вошли 36 человек – 14 офицеров, 7 унтер-офицеров и 10 нижних чинов. Остальные места были заняты военными чиновниками, а также офицерами медицинской, ветеринарной и арсенальной служб. Простая арифметика показывает, что офицеры, которые, по идеалистическому мнению фон Мёля, и являлись "Рейхсвером", были в меньшинстве. Решение же было принято большинством, и практика показала, что традиции и ценности ушедшей в небытие Германской империи оказались чужды простым солдатам и младшим командирам.

German cockade 4Интересное развитие получила ситуация вокруг кокард в канун 1921 года. В декабре 1920 г. командование III военного округа (со штаб-квартирой в Берлине) приказало чинам баварской роты, входившей в состав Берлинского караульного полка (Wach-Regiment Berlin), сменить старую кокарду на новую к 19 января 1921 г. Командир роты, тем не менее, апеллировал к вышеупомянутой отсрочке, дававшей право ношения черно-бело-красной кокарды до 1 февраля 1921 г. Свою позицию он аргументировал "опасениями подорвать авторитет офицеров, если, несмотря на достигнутые ранее соглашения, придется все равно носить эмблему с обанкротившимся стервятником (Pleitegeier – именно так презрительно именовали консерваторы-монархисты орла Веймарской республики – прим.авт.)". Вмешавшийся фон Мёль, еще недавно столь рьяно отстаивавший старую кокарду, скрепя сердце, был вынужден отдать приказ баварцам следовать указаниям из Берлина и не усугублять начинавшийся конфликт – две недели ровным счетом ничего не решали, рассудил он. Его не смутило даже то, что дата снятия черно-бело-красных кокард – 19 января – удивительным образом совпала с полувековым юбилеем со дня основания Германской империи. Ну как тут не поверить в теорию "удара в спину"?

Противоречия не были устранены даже после 1 февраля 1921 г. Так, 2 и 8 февраля унтер-офицеры 7-го (баварского) артиллерийского полка (7.(Bayerisches) Artillerie-Regiment) передали офицерам полка две петиции, в которых просили разрешения вновь носить старую кокарду, поскольку, как говорилось в документе, из-за невысокого качества новых кокард "нанесенная на них краска смывается дождем и со временем они превращаются в желтые пятна". В отчете, составленном генеральлойтнантом фон Мёлем 9 февраля 1921 г., говорилось, что, хотя большинство подчиненных ему подразделений отчитались о переходе на новые кокарды, некоторые командиры так и не выполнили приказ. Им в категоричной форме было указано на необходимость сменить кокарды к 15 февраля. Приказ выполнили все, кроме одного – последним сторонником черно-бело-красной кокарды, по крайней мере, в VII Военном округе, оказался командир 20-го (баварского) пехотного полка (20.(Bayerisches) Infanterie-Regiment) оберстлойтнант (впоследствии генеральмайор) Людвиг Лойпольд (Ludwig Leupold, 1869-1945). Вместо отчета о переходе на новые кокарды 14 февраля 1921 г. он прислал рапорт на имя командующего VII Военным округом, в котором, в частности говорилось: "Новая кокарда, придуманная революционными шутами, никогда не сможет стать отражением идеалов верного государству солдата". Он также предложил старшим баварским офицерам предстать перед чинами его полка в фуражках с новыми кокардами. Генеральлойтнант фон Мёль высоко оценил позицию оберстлойтнанта Лойпольда и 16 февраля ответил ему следующее: "Я не только понимаю и разделяю Ваше чувство отвращения к этой эмблеме, но и сожалел бы, если бы подобные чувства не испытывал бы каждый немецкий солдат. Однако чины 20-го пехотного полка, как и все военнослужащие новой армии должны преодолеть эту антипатию. Вполне очевидно, что нежелание некоторых баварских военнослужащих Рейхсвера выполнять приказы не должно вредить всем остальным". Фон Мёль вновь призвал Лойпольда подчиниться приказу и отчитаться о его исполнении. На этот раз требование было выполнено, и 8 марта 1921 г. начальник штаба 7-й дивизии Рейхсвера оберст (впоследствии генераль дер инфантери) Адольф Филипп Риттер фон Рюит (Adolf Philipp Ritter von Ruith, 11.05.1872-05.10.1950) доложил в Военное министерство, что все чины дивизии надели новые кокарды и предоставил соответствующие рапорта командиров каждого из подразделений.

Непостижимым образом приказ все равно не был выполнен, и выяснилось это только через год, когда баварская рота, направленная в столицу для придания Берлинскому караульному полку, отказалась надеть на фуражки кокарды с орлом! Вопиющее нарушение получило огласку и дело дошло до того, что в марте 1922 г. главнокомандующий Рейхсвера Ганс фон Сект потребовал объяснений от Мюнхена.

Парадоксальным образом военнослужащие баварских частей Рейхсвера ухитрялись избежать ношения кокарды с орлом и позже, причем довольно оригинальным способом: вместо форменных фуражек (Dienstmütze) с двумя кокардами они, по приказу своих командиров, надевали полевые фуражки (Feldmütze), на которых, согласно уставу, носилась лишь одна земельная кокарда.

Самым удивительным во всей этой истории вокруг двух "противоборствующих" кокард было даже не то, что командиры некоторых подразделений намеренно игнорировали приказы, а в Берлин докладывалась не соответствовавшая действительности информация. Поражает воображение то, что в официальных (!) документах государственные цвета именовались "черно-красно-желтыми" вместо "черно-красно-золотых", государственный герб и вовсе назывался "обанкротившимся стервятником", а членов Национального собрания упрекали в отсутствии у них национального такта и чувства патриотизма.

В целом аналогичным образом дела обстояли и в других землях. Так, например, многие чины расквартированного в Падерборне 18-го пехотного полка (18.Infanterie-Regiment) носили черно-бело-красные кокарды даже в 1922 г., через три года после введения новых. Полковые казармы и унтер-офицерский клуб были украшены имперскими флагами и портретами Вильгельма II.

Возрождение немецкой кокарды

Немецкая кокарда Второго Рейха возродилась, правда, на непродолжительное время, в Рейхе Третьем. Так, приказом Рейхспрезидента Пауля фон Гинденбурга от 14.03.1933 г. черно-бело-красная кокарда в обрамлении серебряного дубового венка стала носиться на околыше фуражек всех военнослужащих вместо носившейся на этом месте черно-красно-желтой овальной кокарды с орлом в годы Веймарской республики (земельную кокарду на тулье в 1934 г. сменила национальная эмблема). Практическое введение возрожденной черно-бело-красной кокарды состоялось в кратчайшие сроки: уже 16 марта 1933 года она красовалась на фуражках часовых, несших караул у дворца Рейхспрезидента.

В 1934 году вместо земельной кокарды времен Веймарской республики на околыше полевых фуражек стала носиться все та же черно-бело-красная кокарда. Черно-бело-красный щиток занял место щитков земельной расцветки на левой стороне стальных шлемов. Моряки стали носить черно-бело-красную кокарду на синих и белых фуражках; на фуражках цвета фельдграу – в обрамлении золотого дубового венка.

Окончательно немецкая кокарда канула в Лету с крушением Третьего Рейха.

German cockade 5